Вячеслав Кутейников (01vyacheslav) wrote,
Вячеслав Кутейников
01vyacheslav

Очки



ВьетнамкаКупил я как-то раз в Италии солнцезащитные очки. И такие удивительные очки это были, они очень подошли мне и по форме, и по размеру, и по цвету линз, которые были  окрашены градиентно от тёмного цвета вверху, до почти совершенно прозрачного  внизу, носить их было очень удобно и комфортно.
Я очень любил эти очки и носил их почти  постоянно и долго, поэтому и столько историй с ними приключалось.
Однажды, после похода в город в Иокогамме, в Японии, я их где-то потерял. Расстроился, конечно, такие очки где-то посеял, но, что делать.  И вдруг приходит к нам на судно агент и вручает в пакетике мои очки, говоря – не ваши-ли люди позавчера в баре забыли эти очки? Вот хозяин просил передать.
Я был, конечно, очень удивлён, спросил, что я должен хозяину бара или агенту за доставку моих очков, но  оказалось, что я ничего, ни кому не должен и бармен будет только рад, что очки нашли своего хозяина.
Второй случай с очкам произошёл на Филиппинах в Замбоанге, есть там такой экзотический город.
Мы там стояли под выгрузкой, когда ко мне в гости пришёл моряк, палубный офицер с фрегата из группы американских кораблей, прибывших с дружественным визитом.
Старший лейтенант Alfred Cashmore оказался, в некотором роде моим коллегой по военно-морской специальности, т.к. был тоже артиллеристом.
Мы  с ним выпили по рюмке водки, побеседовали за жизнь , посокрушавшись, что мы такие похожие между собой и так разделены нашими политиками. Alfie пригласил меня в гости к себе на фрегат. Тем более, что их командование завтра устраивало что-то вроде вечера открытых дверей, для всех горожан Замбоанги.
Короче говоря, через два дня я опять обнаружил, что я в очередной раз где-то, скорее всего на американском корабле, оставил свои очки. Ну, это уже наверное окончательно, подумал я, тем боле, что эскадра уже снималась с якоря. Но к моему удивлению и радости мои очки опять были возвращены мне таким, же путём, как и в Японии.

Последний самый неприятный случай произошёл во Вьетнаме.
Вьетнам тогда воевал с США, а СССР помогал, чем мог воюющему Вьетнаму, мы в частности ходили с всевозможными грузами.  СССР в войне не участвовал, а соблюдал как бы нейтралитет и обычно наши суда прицельно не обстреливались, но это не значит, что рейсы туда были совершенно безопасны, случалось, наши моряки и  гибли. Кто теперь может сказать в результате преднамеренного обстрела или по ошибке, легче от этого не будет.

В этот рейс мы привезли муку.  Нагнали на пароход женщин и девушек в основном и каких-то солдат из охраны, непонятно кого они охраняли нас от вьетнамок или, скорее всего, их от нас.
Пятого элемента на судах, как известно, не хватает, поэтому с голодухи все вьетнамки казались такими хрупкими и симпатичными с известным азиатским шармом.

За сохранность груза в соответствии с правилами в любом случае отвечает экипаж, поэтому приходилось вести параллельный с вьетнамской стороной счёт, периодически сличая тальманские, и подписывая их,  друг у друга, в подтверждение одинаковости цифр.

Общая  ответственность за сохранность груза возложена на второго помощника капитана, поэтому мне приходилось крутиться как белке в колесе.
Как-то для проверки и сличения наших записей я пригласил в каюту их старшего тальмана, молодую, симпатичную вьетнамку. Заходить в каюту она категорически отказывалась, указывая на солдата стоящего поодаль.  Но всё-таки  ей  ввиду, так сказать,  производственной необходимости пришлось зайти, когда я пообещал, что дверь будет открыта настежь и ей нечего опасаться.
В каюте я, в порядке гостеприимства,  предложил ей стакан сухого вина, тропики всё-таки,  а в рацион экипажа  в тропиках обязательно входило сухое  вино. Однако она испугавшись категорически отказалась.
Тут ешё это увидел этот солдат, забежал в каюту  строго крича что-то на вьетнамском, вероятно потребовал, что бы девушка немедленно покинула каюту.
Пришлось мне вышвырнуть его из каюты, сказав, что в крайнем случае, если у него такая служба, пусть стоит в коридоре и наблюдает через открытую дверь. А мы с ней выполняем свою работу, которую ему, балбесу, не понять.

 Потом, как то утром меня на палубе остановил агент и спросил где мои очки. Я заметил, что и вправду я без очков, а где они не имею понятия.
-А хрен его знает, потерял где-то - ответил я.
- Мы их нашли - ответил агент и протянул мне очки и десять американских долларов.
-Где вы их нашли?
- У докера, на проходной порта. Он украл у вас из каюты очки и вот эти 10 долларов.  И мы   допросили уже его. У вас больше ничего не пропало?
-Думаю, что нет, тем более, раз вы уже допросили, я представляю -  ответил я.
-И  что же ему теперь будет?
-Судить его будут и дадут лет 10 каторги  - ответил агент совершенно серьёзно.
-Да вы что. Не надо, очки этого не стоят, да и я не в претензии.
-Нет, нет, он совершил большое преступление, обворовал наших друзей, которые в такое тяжёлое время для страны, оказывает нам такую помощь. И он будет сурово наказан.

По окончанию выгрузки оказалось, что как бы мы не следили всё равно, как обычно, у нас оказалась недостача около 1000 мешков муки. Пришлось как обычно проводить служебное расследование и доказывать пароходству, что мы не верблюды, но это была обычная практика после выгрузки в таких странах как Вьетнам, Северная Корея и подобных.

А очки эти до сих пор есть у меня, правда стёкла поцарапались, и использовать по назначению их уже нельзя, но они не стали менее ценные, теперь они реликвия.


© Copyright: Вячеслав Кутейников, 2015
Свидетельство о публикации №215031601595



Остальное тут


Tags: Мои произведения
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments